МИД России прокомментировал резолюцию СБ ООН по Ирану

Совет Безопасности ООН под натиском Запада одобрил новую резолюцию о введении санкций против Ирана в ответ на развитие его ядерной программы.

Российский МИД прокомментировал этот факт в связи с принятием 9 июня Советом Безопасности ООН резолюции по Ирану. В частности, комментарий Департамента МИД России состоит в следующем.

9 июня Совет Безопасности ООН принял Документ резолюции №1929(2010) по Ирану. Россия проголосовала за ее принятие.

Все меры, прописанные в резолюции, принимаются по статье 41 Главы VII Устава ООН, исключающей возможность применения силы. Ссылка на эту статью в преамбуле резолюции подкреплена четкой констатацией: ничто в тексте резолюции не дает оснований для принятия мер или действий, выходящих за рамки резолюции, включая использование силы или угрозу силой.

В процессе работы над резолюцией в форматах «шестерки» и СБ ООН удалось не допустить появления в тексте формулировок, которые бы вели к применению против Ирана «удушающих» или «парализующих» мер воздействия. В результате все предусмотренные резолюцией санкционные меры сфокусированы на решении нераспространенческих задач в контексте иранской ядерной программы,

Соответственно, главный смысл принятого Советом Безопасности ООН решения – побудить иранскую сторону к сотрудничеству, добиться выполнения известных требований, сформулированных в том числе по линии МАГАТЭ. Понятно, что сами по себе санкции вряд ли способны решить проблемы, связанные с иранской ядерной программой. Цель наших усилий в том, чтобы дать толчок политико-дипломатическому урегулированию ситуации, которое позволило бы снять озабоченности международного сообщества в отношении иранской ядерной программы и подтвердить ее исключительно мирный характер при строгом соблюдении законных прав Ирана на мирное использование атомной энергии.

Именно на диалог и переговоры направлено опубликованное в день принятия резолюции Совместное заявление министров иностранных дел государств «шестерки» с подтверждением открытости и готовности к конструктивному ведению дел с Ираном.

Работа над резолюцией и текстом Совместного заявления министров носила прагматичный характер. Существенный позитивный вклад в общий результат внесли непостоянные члены Совета Безопасности ООН.

Вместе с тем не можем оставить без внимания доходящие до нас сигналы о намерении некоторых партнеров чуть ли не сразу после решения в Нью-Йорке перейти к рассмотрению дополнительных, более жестких, нежели предусмотренные резолюцией СБ ООН, мер воздействия на Иран. Расцениваем это как проявление курса, идущего вразрез с принципами совместной работы в «шестерке» и формате СБ ООН. Для нас неприемлемы попытки таким образом ставить себя «выше» Совета Безопасности. Категорически отвергаем и национальные решения, касающиеся введения «экстерриториальных санкций», т.е. ограничительных мер по собственному законодательству в отношении физических и юридических лиц третьих стран. Подобные решения, если под них попадут российские юридические и физические лица, чреваты принятием нами ответных мер.

Новая резолюция оставляет широкое поле для продолжения взаимодействия с Ираном в торгово-экономической области, по вопросам энергетики, транспорта, мирного космоса. В преломлении к российско-иранским двусторонним отношениям все эти сферы обладают значительным потенциалом и возможностями роста. Принципиальное значение для нас имеет дальнейшее развитие сотрудничества с Ираном в области строительства легководных реакторов.

«Шестеркой» были приложены большие усилия по подготовке «пакета» позитивных стимулов для Тегерана. Этот «пакет» остается в силе, что недвусмысленно подтверждено новой резолюцией. Рассчитываем на осознание руководством и народом Ирана тех выгод, которые можно получить, развивая сотрудничество с международным сообществом в различных областях. Это касается как выхода иранской стороны на выполнение пониманий, достигнутых с «шестеркой» в Женеве 1 октября 2009 года, так и реализации схемы топливозамещения для Тегеранского исследовательского реактора (ТИР), у истоков которой стояла Россия.

9 июня до Генерального директора МАГАТЭ Юкио Амано в Вене были доведены оценки российского МИД соответствующих предложений Ирана, основанных на положениях Тегеранской декларации руководителей Ирана, Бразилии и Турции от 17 мая. Считаем необходимым, чтобы в ближайшее время под эгидой МАГАТЭ состоялась встреча представителей России, США, Франции и Ирана для обсуждения технических аспектов схемы топливозамещения для ТИР и доработки проекта соответствующего соглашения с МАГАТЭ.