БЮТ: Велосипед есть – крутите педали

С приходом новой власти в Украине эксперты заговорили о появлении в стране правительства технократов и ожидают от них целого ряда реформ.

В эксклюзивном интервью Натальи Алексеевой-Троцкой у главы парламентского комитета по промышленной политике и предпринимательству Натальи Королевской из фракции БЮТ, входящей в топ самых влиятельнейших женщин Украины.

готовы ли в структуре к большому объему новых законопроектов и насколько ожидаемые реформы малого и среднего бизнеса будут жизнеспособны и востребованы.

Наши профильные законы обычно принимались тремя сотнями голосов, ведь при их подготовке мы тесно сотрудничаем с Госкомпредпринимательства, Минэкономики, представителями бизнес-среды, ассоциациями, лоббистами, с парламентариями, независимо от их политической принадлежности. Мы старались сразу создать стабильную платформу для реформ.

По нашей информации, сейчас отозваны все законопроекты, поданные прежним правительством, и вице-премьер Сергей Тигипко проводит совещания по их анализу, документы переписывают и подают заново. Мы не возражаем, здесь главное – понимать сроки и цели этих реформ. Потому что уже подготовлена колоссальная законодательная база, которая требует жесткой вертикали власти для ее внедрения. Если принять законы, которые готовы ко второму чтению – по реформе лицензионной системы, по технологическим и индустриальным паркам, по государственно-частному партнерству, по ограничению правоохранительных и проверяющих органов, – то мы значительно улучшим бизнес-климат в Украине и нашу позицию в мировом рейтинге конкурентоспособности.

— На днях президент поручил Сергею Тигипко внедрить принцип «молчаливого согласия» при регистрации предпринимательской деятельности. Разве он не содержится в подготовленном вами законе, который уже принят парламентом?

Да, он есть в законе, принятие которого далось нам нелегко: в течение года мы раза четыре подавали его в парламент. Но все же в декабре 2009-го этот проект был принят. Напомню, что согласно принципу «молчаливого согласия» предприниматели подают пакет документов о регистрации в разрешительный орган, и если на протяжении установленного срока они не получают письменного законодательно обоснованного отказа, то могут приступать к работе. Это серьезный шаг к тому, чтобы максимально оградить предпринимателей от влияния чиновников. И сегодня ничего не мешает Кабмину своим постановлением четко урегулировать виды деятельности, которые попадают под принцип «молчаливого согласия», чтобы с 1 апреля он в полном объеме заработал. Это стало бы позитивным сигналом о желании проводить реформы, а не только их декларировать. Тем более что за последние два года правительством Тимошенко, нашим парламентским комитетом, Верховной Радой в целом наработан серьезный базис для структурных реформ. Их нужно принимать четко и последовательно, используя принцип институциональной памяти, ведь многие из них уже отработаны. Велосипед уже есть – крутите педали, а мы поможем.

— Новый глава Гокомпредпринимательства Михаил Бродский заявил, что собирается уменьшить количество проверок малого бизнеса.

Уже принят закон, которым наложен мораторий на проведение проверок, не нужно их сокращать! Там четко прописаны принципы, в каких случаях можно проверять, во всех остальных – нельзя. И этот закон действует до 2011 года, но работает плохо, чиновники его игнорируют.

Сначала нужно оценить, что уже сделано, приложить все усилия для выполнения существующих законов, определить, в какой точке пути мы уже находимся, а потом можно обсудить, куда дальше и какой дорогой поедем. Но цель должна быть одна. А когда то, что было, отбрасывается, нас возвращают к начальной стадии и приступают все изобретать заново – так вы почитайте действующее законодательство!

— После разговора с премьером г-н Бродский сообщил, что ему на дерегуляцию дают 3 месяца. Что за это время можно реально сделать?

Мне интересно, что он понимает под словом «дерегуляция»? Если мы вообще отменим лицензионную систему в стране, я такие начинания не поддержу: нельзя с водой выплескивать и ребенка. Лицензирование необходимо сохранить в отдельных сферах, связанных с угрозой здоровью граждан и государственной безопасностью, а также с ограниченными ресурсами, например с добычей полезных ископаемых. Сейчас у нас почти 80 лицензий, а должно остаться 25–30. Мы в соавторстве с Ириной Акимовой зарегистрировали два месяца назад законопроект о сокращении количества лицензий – так давайте его примем и начнем внедрять.

Ведь уже утверждена на законодательном уровне бессрочность действия лицензии, уменьшен уставной фонд, увеличен срок аренды государственного и коммунального имущества. Сегодня на этом необходимо сконцентрироваться, чтобы была возможность сказать: «Да, мы смогли начатые предыдущей властью реформы довести до завершения». Вот это действительно будет достойно уважения.

— Одно из серьезных заявлений касается возрождения игорного бизнеса. Пришло время его вернуть?

Давайте действовать последовательно. Первое: пусть одним из серьезных плюсов новой вертикали власти будет наведение порядка и искоренение нелегального игорного бизнеса в стране. Вторым этапом можно проводить дискуссию о том, в какой форме и в каком регионе открывать казино, об игровых автоматах и речи быть не может. Но ни один чиновник не имеет права сказать, что этот бизнес должен быть в Крыму, Одесе или Киеве. Почему дети, например, в столице будут защищены от негативного влияния игорного бизнеса, а дети Крыма – нет? Такая инициатива должна идти снизу вверх, а не наоборот. Есть мировая практика: в Америке за последние годы прошло более 20 референдумов на разных территориях о том, быть ли там игорному бизнесу. И у нас так же нужно делать: провели всенародный опрос, приняли решение парламента АРК, взяли на себя ответственность. И тогда эта инициатива может поступать в Верховную Раду.

Да, Крыму нужны инвестиции, необходимо поднять его конкурентоспособность. Но при этом надо взвесить социальные последствия и механизмы, которые могут и нивелировать общественный негатив: создание инфраструктуры, повышение уровня и качества жизни, а также – экономическое развитие территории вследствие притока инвестиций.

— Что могут дать налоговые каникулы для малого бизнеса на 5 лет?

Я слышала, что они будут уже не для малого бизнеса, а для семейного. В законодательстве такого определения нет. Это было интерпретировано так: «Есть, например, кафе, в котором папа, мама, сын: один посуду моет, другой кушать готовит, третий – подает». Но давайте это как-то пропишем в законе, чтобы в этом кафе случайно не оказалось еще и автосалона или центра по продаже быттехники!

Я категорически против создания новых налоговых ниш, что приведет к увеличению тенизации экономики, и деконкуренции на рынке. У нас наоборот нужно сокращать пакет предоставленных дискриминационных льгот, а не расширять его.

Я за поддержку малого и среднего бизнеса путем уменьшения налогового пресса: действующие ставки налогов – и на фонд зарплаты, и прибыль, и НДС – ведут только в тень. Необходимы такие налоговые ставки, чтобы платить было выгодно, тогда бизнес будет в легальном поле.

«Профиль»