Домой Новости В мире

80 лет со дня рождения Рахмона Набиева – первого президента Таджикистана

80 лет со дня рождения Рахмона Набиева - первого президента Таджикистана

К 80-летию Рахмона Набиева – первого всенародно избранного президента Республики Таджикистан.

Как известно, у властей республики особая любовь к проведению различных празднеств, помпезных юбилеев и других торжеств. Решениями правительства объявляются то года чистой воды, то праздники меда, дни рождения древних богословов, различные конференции. Причем с выделением, несмотря на системный кризис, немалых бюджетных средств, ну и обязательным полупринудительным привлечением спонсорской поддержки со стороны предпринимателей.

Возможно, в целом это и правильно – надо же время от времени вносить в далеко не радостную повседневную жизнь обывателей элементы праздника, освежать в памяти сограждан страницы истории. Другое дело, когда эта линия властей выборочна и до предела идеологизирована и чаще всего выбор проводить то или иное мероприятие, например – отмечать юбилей или крупную дату того или иного выдающегося человека зависит от единоличной воли, индивидуального желания и прихоти президента Эмомали Рахмона.

Государственная пропаганда в Таджикистане до такой степени «зашорена и твердолоба», что главнейшей и единственной своей задачей считает освещение деятельности исключительно главы государства и только. По телевидению, эфирное время которого недешево, транслируются его нотационные выступления на различных заседаниях, открытия школ, насосных станций, прядильных цехов и т.д. с участием Э. Рахмона, полностью зачитываются его монотонно однообразные поздравительные телеграммы президентам Кении, Марокко…, ответные послания. Это, надо полагать, по разумению телевизионных начальников очень полезно и интересно пришедшим с работы жителям страны. Цель – в сознание граждан топорно вбивается установка – без Него ничего бы не было. Главный творитель истории, настоящего и будущего Он. Кроме Него не было, нет и не будет более-менее заметных личностей.

На фоне нынешних трагических событий в стране при тотальной промывке госпропагандой мозгов, власти целенаправленно переписывают историю под одного человека, вычеркивают из памяти общества примеры действий, деятельность и поступки крупных и известных деятелей нашего недавнего прошлого. Например, профессионализм, независимость и героизм Генерального прокурора Нурулло Хувайдуллоева, смелость и неподкупную настойчивость законодателя Сафарали Кенджаева, многих других, кто внес значительный вклад в становление независимого Таджикистана.

Не буду подробно останавливаться на способах и методах неоднократных побед Э.Рахмона на президентских выборах, вообще его легитимности во власти, неуемного желания править и править всем и вся, “мудрости” и эффективности правления, “достижений” во внутренней или внешней политике. Тема и ответ для абсолютного большинства таджикистанцев, уверен, здесь ясен и однозначен. И знаю лишь одно – насильно мил не будешь и рано или поздно с этой народной мудростью придется столкнуться. Да и история – дама суровая – и оценки чрезмерно затянувшегося правления будут катастрофически негативные.

5 октября исполнилось бы 80 лет первому всенародно избранному президенту Республики Таджикистан Рахмону Набиевичу Набиеву. Что бы ни говорили недруги и штатные подпевалы нынешних властей, главное – избран он был легитимно при реальной, а не показушной, искусственно созданной конкуренции. Несмотря на “союзное” давление эмиссаров Горбачева, их настоятельные советы снять кандидатуру с выборов и отсутствие административного ресурса, победа была достигнута честно. По прошествии времени многое в нашей жизни высвечивается по-иному, меняются отношение и симпатии, тем более сегодня есть с чем сравнивать.

Тогда, в далеком послевыборном 1991 году, в условиях продолжившегося открытого противодействия оппонентов, чуть ли не ультимативно предлагавших свои “архитектурные” видения структуры правительства и кадровое наполнение будущего нового таджикского государства, опьяненного свободой на грани анархии общества, многие властные органы власти вошли в искусственный ступор, а силовые ведомства так и вообще заумно пообъявляли “нейтралитет”. Наверно, это неизбежная стадия на этапе рождения любой независимой страны, но такая ситуация практически везде через определенное короткое время заканчивается решительными мерами власти. Закручиванием “гаек”, цензурой… Уникальность же таджикского примера заключалась в том, что для должного и срочно требуемого наведения элементарного порядка избранный глава государства, человек еще советской формации, наотрез исключал для себя возможность применения силы и насильственных действий. И это была его трагическая ошибка, хотя сам он, вероятно, и понимал опасность этой позиции.

Рахмон Набиев, для которого обладание властью не было внове и уж совсем не самоцель, искал различные варианты политического разрешения проблем. Мало кто знает, что еще задолго до массовых митингов, он лично предлагал своему недавнему оппоненту на выборах Давлатназару Худоназарову должность вице-президента. При этом, высказал твердое намерение через год уйти в отставку и передать всю полноту власти молодому, известному деятелю. Все это ради умиротворения возбужденных провокаторами масс, для достижения спокойствия и мира в республике. К сожалению, предложение не было принято, главным образом по причине наличия у оппонирующей группы своих планов. Более кардинальных, в первую очередь – политико-идеологической направленности.

Вопрос формирования правительства – краеугольный камень в деле реализации заявленных предвыборных программ, но с обязательным соблюдением интересов регионов, сохранением паритета и баланса их потенциалов, гарантия планомерного развития без ущерба друг другу, вообще вопрос стабильности в стране. Но желающие кандидаты при поддержке своих мощных лоббистов буквально осаждали Президента, “расталкивая” друг друга всеми возможными способами. В ход шло абсолютно все – слухи, наветы, шантаж, силовые акции, подкуп. Например, для получения заветного портфеля премьер-министра небезызвестный Абдумалик Абдулладжанов чуть ли не в открытую нагло предлагал 1 миллион долларов США в наличном виде. По тем временам это невиданная сумма. После неоднократных подобных “подходов” с увеличением сумм и неприкрытых угроз, он, получив категорический отказ, сделал все, чтобы молва о “взяточничестве” главы государства, пошла гулять по республике, а сам стал главным финансистом акций оппозиции. Кстати, премьером (пока в ранге И.о.) Абдулладжанов все-таки стал, но уже позже и за подписью исполняющего обязанности президента, председателя Президиума Верховного Совета (членами которого тогда, кстати, являлись Тураджонзода, С.Тураев, А.Сохибназаров,…) Акбаршо Искандарова. Ну а полноценным премьером он был избран на XVI сессии Верховного Совета.

У Рахмона Набиева не было ни сколь-нибудь существенных профессиональных кадровых ресурсов, ни сформированной команды ближайших советников, преданных сотрудников. Не стоит забывать, что после вынужденной отставки в декабре 1985 году с поста 1-го секретаря ЦК КПТ, он был фактически предан забвению, почти все вчерашние коллеги, подчиненные отвернулись от него, избегали при встрече. Так бывает в жизни – когда ты у власти или при деньгах все стремятся быть рядом, лебезят и т.п., а если изменилось твое положение, то все переворачивается с точностью наоборот. А каково было Р.Набиеву, которому в такой нестабильной, непростой ситуации необходимо было реализовать свои предвыборные планы.

Но он по мере возможности делал свою работу. Например, современникам будет интересно узнать, что эту самую Рогунскую ГЭС, планы строительства которой еще в 80-х гг в Москве пробивал сам Рахмон Набиев, мы могли бы построить уже давно. И не за счет массового обирания граждан своей страны и всякой там помпы, шума и межгосударственных ссор на весь мир. В ходе своей (коих было менее десятка) официальной поездки в Пакистан было получено предложение о льготном кредите на сумму примерно полумиллиарда долларов США на достройку станции, причем с последующей отдачей долга электроэнергией. По тем расценкам это было достаточно для полномасштабного ввода объекта в действие. Однако, в республике тут же началась вакханалия так называемых радетелей экологии и т.п. во главе с ныне политически мутировавшей “матерью нации” Г.Сафиевой. Построй мы тогда Рогунскую ГЭС, представьте, были бы возможны смерти стариков и детей холодной зимой 2008-2009 гг, остановки и закрытия многих предприятий, катастрофический внешний и внутренний государственный долг и многое другое? Разумеется, история не терпит сослагательности, но сплотись тогда граждане вокруг Президента, а правоохранительная система служи должным образом – мы могли бы избежать не только вооруженного противостояния и войны, но более того – наравне конкурировать в экономическом аспекте с более удачливыми соседями. Но тогда среди всех стран бывшего СССР только Таджикистан на годы застрял на старте. И виной тому, главным образом, наша политическая элита, неуемно жаждавшая власти и богатств, ради которой все средства были хорошо, и уже ничто не могло ее остановить. Раньше, во времена Советского Союза гибель людей была шокирующей новостью, но вдруг за короткое время массовое уничтожение бывших советских граждан для постсоветского сообщества стала обыденной информацией. Все замкнулись в своих национальных квартирах, кто как решая свои вопросы жизни.

Вооруженное противостояние перешло все мыслимые границы, таких чудовищных по количеству жертв и примеров садистского уничтожения мир не знал. Государственные институты власти в той или иной мере оказались вовлечены в раскол. Только Генеральная прокуратура была настоящим оплотом законности и преданности Конституции, несмотря на угрозы и шантаж продолжала свою работу. Представители оппозиции в парламенте требовали лишить Генерального прокурора охраны. Чудовищно осознавать, но за это решение проголосовали некоторые ныне важные персоны власти (например, А.Достиев, ныне наслаждающийся синекурой в кресле посла в России) и даже сам…Эмомали Рахмон. Это исторический факт. Через несколько часов стойкий и смелый борец за законность, Генеральный прокурор Нурулло Хувайдуллоев был расстрелян средь бела дня почти в центре Душанбе.

Ситуация в республике вышла за рамки, возможно уже была поставлена цель физического устранения неугодных представителей власти. На улицах царило насилие и безвластие, оппозиция сеяла анархию и страх. Дошло до того, что “нейтральные” начальники госбезопасности трусливо не пустили легитимного главу государства в свое здание. Чтобы хоть как-то попытаться взять ситуацию под контроль в начале сентября 1992 года Рахмон Набиев принял решение временно переместить свою резиденцию в неохваченный хаосом Худжанд. Но по наводке его же окружения, информация стала известна вооруженным бандитам и Президенту силовым способом не давали возможность вылететь. Правоохранители обычно сохраняли позорный нейтралитет, даже когда нападавшие применяли к самому Президенту физические меры воздействия, требуя от него отречься от поста. И только под угрозой расстрела некоторых присутствовавших в зале отлета аэропорта граждан и шантажа Рахмон Набиев подписал заявление.

Удивительно, но этот невиданный факт насилия, бандитского вакханалия над главой государства не стал предметом не только осуждения, но и даже обсуждения в Президиуме Верховного Совета, куда тут же на рассмотрение поступила бумага. Видимо, там очень ждали ее, а как она была добыта, адресатам было не столь важно. Вот главная характеристика тогдашних законодателей, предавших Конституцию, свою честь и имя. И это не забыть никогда, этот пример подлости, трусости и продажности навсегда останется в истории.

Только благодаря вынужденному вмешательству бойцов 201-й Мсд России тогда удалось избежать убийства Рахмона Набиева. Через несколько дней Президент окольными путями прибыл в Худжанд, свою историческую родину. Но местные власти мало чем отличались от своих коллег в Душанбе: трусливо закрыли доступ законному главе государства не только к средствам связи, но и поспешно закрывали двери в хукумате области перед ним. “Не думал я, что на старости лет окажусь у себя на родине чужим, мусофиром” говорил Рахмон Набиев в своем одноэтажном кибиточного вида доме. Когда тогдашнее руководство Кулябской области выслало самолет для него, чтобы Президент вылетел в Куляб и оттуда имел возможность исполнять свои обязанности, власти и силовики Худжанда перекрыли посадочную полосу грузовыми автомашинами. Но, даже находясь под негласным домашним арестом, он находил возможности связываться с теми, кто оставался преданным своей присяге и Закону, кто выступал за восстановление конституционного порядка.

Интересный факт – никто из недавних его назначенцев, подчиненных, лично обязанных ему за карьеру так и не поздравил Рахмона Набиева с его 62-летием, позднее ставшим последним в его жизни. Только Президент Казахстана сумел заставить “блокираторов” соединить его с ним и сказать добрые слова и поздравления. А глава Туркменистана приглашал под свою опеку и охрану детей Президента Таджикистана, которые, кстати, на минуточку, не были ни олигархами, ни разбалованными, беспредельничающими отпрысками, занимавшими высокие государственные должности.

Когда в пригороде Худжанда началась XVI сессия Верховного Совета, многие полагали, что в отсутствии угроз, шантажа и нажима оппозиции, депутаты без опаски исполнят свой долг и примут решения, восстанавливающие конституционность в стране, дадут оценку факту насилия в отношении действующего Президента и юридическую ничтожность бумаги с текстом отставки. Да многое другое, что должны были сделать. Но сделали лишь одно – заблокировали доступ законному главе своего же государства присутствовать на сессии. Пригласили только тогда, когда решили рассмотреть вопрос его отставки. Выступление Рахмона Набиева без подготовки изобиловало фактами и множеством цифр, объективным профессиональным анализом происходящего, честными оценками роли отдельных государственных институтов и персон, конструктивными предложениями. Сановитая масса поначалу слушала в пол уха, невнимательно, но все более и более осознавала какой у них Президент, его политический вес, интеллектуальную мудрость и профессиональную мощь, богатейший опыт управления и хозяйствования, что никто в зале, как говорится, и рядом не стоял. У кого-то появилось предложение дать возможность Рахмону Набиеву продолжать исполнение обязанностей. Но господа “дирижеры” уже уловили настроения и, прервав выступление, спешно объявили перерыв. У них были совсем иные планы. Теперь уже не боевики, а респектабельные “киты республики” и еще не очень “киты”, в недавно подаренных костюмах “от кутюрье”, возможно и не угрожали, но в отдельном помещении за сценой прямо-таки клянчили и слезно просили подписать документ. К сведению историков, юристов и ныне власть предержащих – свою подпись Рахмон Набиев не поставил, сказав лишь, что если именно это, по мнению депутатов, нужно для окончания кровопролития – он не против уйти с должности и просто вышел из зала. Пост президента ликвидировали, чтобы потом – расчистив поле от возможных сильных конкурентов – вновь восстановить его.

Позднее, Рахмон Набиев говорил, что новые власти и депутатский корпус наломают еще дров, и многие со временем поймут, в какую ловушку их заманили. Что возня продолжится и это приведет еще к большим жертвам. Вспомните, скольких из них уже нет, и кому эти жертвы потом стали выгодны. Традиция “чистки поля” перед очередными выборами сохраняется и поныне – как говорится, некоторым от привычки трудно избавиться. Не по порядку и не по методам – С.Сафаров, Ф.Саидов, А.Абдулладжанов, С.Кенджаев, М.Искандаров, Я.Салимов, А.Хамидов, Н.Дустов, Х.Сангинов, Я.Азимов, М.Осими, С.Махмудов, Ш.Джобиров, М.Зиеев, С.Зувайдов, М.Икрамов, М.Искандаров, Д.Каримов, С.Кувватов, А.Самадов, К.Юлдашев, М.Салихов… Кому-то повезло сохранить свою жизнь, но большинство были убиты.

Будем честны, есть основания полагать, что под эту чистку попал и сам Рахмон Набиев. Он теоретически оставался потенциальным конкурентом новых властей, хотя и не помышлял о возврате в большую политику. В народе стойкое мнение, что в ночь с 10 на 11 апреля 1993 года в Худжанде было совершено что-то чудовищное и преступное по отношению к законному Президенту Республики Таджикистан Рахмону Набиеву. Все это, видимо, дало основание бывшему кози-калону республики Калонзода на джанозе со слезами на глазах с упреком присутствовавшим сказать: “Не уберегли, не сохранили”.

Прошлое не вернуть, но остается человеческая память, история. И сегодня, в день никак не отмечаемого властями 80-летия Первого всенародно избранного президента страны, когда до сих пор не исполнено правительственное решение о переименовании одной из центральных душанбинских улиц и установке памятника Рахмону Набиеву, преданы забвению имена и всех тех, кто сложил свои головы в борьбе за восстановление конституционного порядка. Кто фактически вывел в свет и привел к власти Э.Рахмона (Сангак Сафаров, Лангари Лангариев, Рустам Абдурахимов, Файзали Саидов…). Время от времени вспыхивают позабытые эмоции и переживания, заново бредят боль утрат и усиливаются разочарования. Такова природа человеческой сущности, когда ради будущего все подвергается анализу, поиску причин происходящего – особенно в наши тревожные дни. Наконец – искать способы выхода из создавшегося положения. И никому не дано властвовать над этим даром Всевышнего – даром думать, сравнивать и иметь свою позицию. И пусть Эмомали Рахмон надеется, что вытравил из нашей памяти неудобные для его тоталитарной личной власти страницы истории, имена истинных, подлинных народных героев нации – ради того же будущего никогда, ни при каких обстоятельствах нельзя забывать какая цена была заплачена за нынешнюю мнимую стабильность. Которая свелась лишь к одному, будем прямы и откровенны, – сказочному обогащению семьи, рода Рахмонова и его ближайших подчиненных. За счет обнищания, ограбления почти абсолютного большинства населения страны. К упадку истинной культуры, самосознания и самоуважения нации. Половина населения страны в поисках заработков сейчас на чужбине. И ради содержания своих детей, стариков, бывшие учителя, инженеры, врачи… идут на все, выполняют самую черную работу, терпят унижения и произвол, ведь на Родине нет работы, а государство работает только в интересах Э.Рахмона и его семьи.

Историческая память необходима всем нам. И не столько для отдания почестей и воспевания славы погибшим за нас с вами. Она необходима, чтобы перестать терять голову от искусственно создаваемой госпропагандой эйфории и не повторять ошибок, необходима, чтобы не отступать и не теряться перед трудностями и сложностями жизни, необходима, чтобы крепить бдительность и не позволять взять верх самоуспокоенности, позорной покорности перед несправедливостью власти, чтобы жертвы были не напрасны. Необходима, наконец, чтобы достойно воспитать своих детей и получить благословение старших.

Мурод Сафаров,

изгнанный из собственной Родины бывший учитель истории,

ныне мардикор на подмосковных стройках,

но сохранивший свою честь и совесть.

Источник – ЦентрАзия