Домой Новости

Азаров заменил “говорящие головы” работающими руками

Николай Азаров: “Мы заменили “говорящие головы” работающими руками”.

Выступая на расширенном заседании Кабинета министров по случаю первых 100 дней его работы, президент Украины заявил: невзирая на достижения, подходить к оценке деятельности правительства нужно критически. А в числе первоочередных задач, кроме стимулирования экономики и предпринимательства, совершенствования законодательной базы, в частности Налогового кодекса, Виктор Янукович назвал повышение профессионализма управленцев «во всех звеньях государственного аппарата». Так что именно с кадрового вопроса дал интервью премьер-министр Украины Николай Азаров.

Николай Янович, есть ли, по-вашему, слабые кадровые звенья в правительственной команде и, если есть, как и когда вы намерены от них избавляться?

Президент прав: хотя на сегодня вакансии отраслевой и территориальной системы управления заполнены на 99%, система пока не отлажена. Но вы же знаете классическую формулу: только практика – критерий истины. Нужно дать людям поработать, проявить себя и оценивать по результатам. Недавние изменения в составе правительства говорят о том, что мы не боимся делать принципиальные выводы. Не шашкой махать, а объективно оценивать работу.
Помните, после прихода к власти в 2005-м команды Виктора Ющенко из управленческой обоймы были выброшены десятки тысяч опытных менеджеров. Пришедшие им на смену «унікальні хлопці та дівчата» доработались до того, что 90% правительственных постановлений не выполнялись! Безответственность, управленческое бессилие и вседозволенность стали тотальными.

В пострадавшей от стихии Черновицкой области, например, мне пришлось дать указание уволить руководителей областного КРУ, Управления водных ресурсов и автодора. С поручением прокуратуре и МВД в течение месяца расследовать, почему выделенные в 2008 году на ликвидацию последствий наводнения деньги пропали бесследно: ни одного объекта не построили!

С другой стороны, сегодня мы должны не разбрасываться людьми, а взращивать современный управленческий корпус: пропустить всех через систему повышения квалификации, переподготовки. Учить в Академии госуправления при президенте (хотя она сама после предыдущих лет «экспериментов» нуждается в серьезном реформировании), использовать путь материального стимулирования. Так, правительство готово поддержать инициативу руководителей местных администраций о введении дифференцированной заработной платы для сотрудников ОГА – в пределах фонда оплаты труда, за счет оптимизации кадрового состава.

Что подразумевается под формированием президентского кадрового резерва с обучением «одаренной молодежи» за границей? Не станет ли это новым способом предоставить бесплатное образование для детей влиятельных чиновников?

Под формированием кадрового резерва у нас подразумевается то же, что и в других странах: запуск «кузницы мозгов» как важнейшего механизма организации жизни современного государства, формирования в обществе управленческой элиты.

Насчет бесплатного обучения детей чиновников… Вы не отбрасывайте ключевого определения в этом проекте: обучение за границей одаренных детей.

Глава государства ведь сказал, что этой программой предусмотрен отбор одаренной молодежи, которая будет учиться в лучших высших учебных заведениях не только Украины, но и мира, чтобы затем эти молодые специалисты могли работать в государственных учреждениях на всех уровнях. В том числе президентами и премьер-министрами. Но молодежь – это не только выпускники школ, но и молодые специалисты из числа госслужащих, которые хотят (и имеют для этого основания) повышать свой профессиональный уровень.

Для нас важно не то, будут ли в кадровом резерве дети банкиров или сталеваров, а точные, успешные в итоге критерии отбора: чтобы конкурсная среда способствовала появлению в государственном секторе высокообразованных специалистов.

Как вы считаете, Украина вышла из кризиса? Если да – чья это заслуга: наработки предыдущего правительства, ноу-хау вашего Кабмина, позитивные глобальные изменения в мировой экономике? Когда мы увидим результаты объявленных командой Виктора Януковича реформ?

Нет, кризис никуда не делся. Украина еще не достигла докризисных экономических показателей. О выходе из кризиса, по моему мнению, можно будет говорить, когда вернемся к той отметке, на которой страна должна была находиться, если бы не потеряла докризисных темпов роста. И если говорить о заслугах, то нужно употреблять это слово в иносказательном смысле и спрашивать: чья «заслуга» в том, что наша держава по темпам падения обогнала все страны СНГ? Что это за власть, которая не преодолевала кризис, а, наоборот, с ним сотрудничала?

Я выше упоминал о кадровых решениях, которые вынужден был принять в ходе поездки в Черновицкую область. 4,5 млрд. гривен были выделены западным областям на ликвидацию наводнения в прошлом году с тем, чтобы предотвратить подобное в будущем. И что? За два года ни один из мостов в Черновицкой области не был введен в эксплуатацию!

Народные деньги разворовывались по одной и той же схеме. Думаете, за это никто не ответит? Ответят все причастные к этому празднику вседозволенности и алчности. Меня только поражает долготерпение наших людей. Ведь там, на местах, все знают, кто сколько украл, но настолько разочаровались во власти, что не рассчитывают на справедливость.

Поэтому я скажу так: из кризиса безвластия Украина уже выходит. Результаты реформ не заставят себя ждать, потому что основную обещанную реформу наша команда выполняет, заменив «говорящие головы» работающими руками.

Очень надеюсь, что после осенних выборов в местные органы самоуправления, приведя к власти и на этом уровне людей, способных созидать, а не разрушать, мы убедим соотечественников, что «Украина для людей» – не предвыборный лозунг, а руководство к действию.

Какой будет идеология бюджета будущего года, какие показатели в него планируется заложить, какие направления станут приоритетными?

Этот бюджет должен стать переломным. Инновационным. Идеология бюджета-2011 в том, чтобы он надежно защитил социально уязвимые слои населения, а тем, кто способен работать продуктивно, дал стимулы к росту, развитию. Я говорю о проведении эффективной налоговой и бюджетной политики с целью перехода к инвестиционно-инновационной модели развития экономики. Зачем? А затем, что нет у страны другого пути, кроме как повысить благосостояние, догнать развитые страны.

Предельный размер дефицита бюджета планируется на уровне не более 3,5% годового объема ВВП. Обслуживание госдолга – на экономически безопасном уровне (не более 35% ВВП). Государственные заимствования – лишь с целью обеспечить экономическую и финансовую стабильность. Предоставление правительственных гарантий для реализации только инвестиционных и инновационных проектов (в частности на развитие экспортного потенциала национальной экономики) – в объеме не более 3% ВВП.

Основная задача правительства на данном этапе – осуществление президентской Программы экономических реформ на 2010–2014 годы. Среди приоритетов: повышение финансовых возможностей органов местного самоуправления путем закрепления за ними дополнительных источников доходов, направление капитальных вложений и финансирование тех объектов, которые обеспечат прирост мощностей уже в 2011–2012 годах или вводятся в эксплуатацию в 2011-м, использование финансовых рычагов для преодоления диспропорций в социально-экономическом развитии территорий, реформирование налоговой системы, стимулирующее инновационно-инвестиционный рост. А также финансирование завершающего этапа подготовки к проведению Евро-2012.

К проекту Налогового кодекса поступает огромное количество поправок. Объясните рядовому украинцу, какие налоги вы планируете увеличивать, а какие сокращать, как изменится налоговая нагрузка на бизнес и граждан?

Большое количество правок вызвано тем, что проект Налогового кодекса – это реальная реформа многотомного, запутанного, хаотичного налогового законодательства, созданного за 19 лет. Законов, зачастую противоречащих друг другу и служащих питательной средой для коррупции и злоупотреблений, сегодня сотни. Естественно, снять все эти противоречия в одном Кодексе – труд немалый.

Но он обязательно будет завершен. Поэтапно будет повышаться ставка акцизного сбора – это требование адаптации налогового законодательства Украины к законодательству ЕС. Также решено внедрить прогрессивное налогообложение граждан с очень высоким уровнем доходов (налог на роскошь).

В то же время последовательно будут уменьшаться ставка налога на прибыль предприятий – с 25% до 20% и НДС – с 20% до 17%. За пользование недрами и добычу полезных ископаемых вместо двух действующих платежей предусмотрен один.

Планируется отменить 18 видов налогов и сборов (девять общегосударственных и столько же местных), которые неэффективны и обременительны для бюджета. Также предлагается внедрить налоговые каникулы для малого семейного бизнеса.

В целом мы собираемся сместить налоговую нагрузку с производства, с «труда и капитала» на потребление, на ресурсные и экологические платежи. В ближайшее время планируется ввести единый социальный взнос, который заменит все существующие платежи в Пенсионный фонд и фонды социального страхования, с одновременным определением единого администратора такого платежа. Все это существенно упростит жизнь и налогоплательщикам, и государственным администраторам.

Поговорим о приватизации. Она будет продолжаться только в виде продажи активов россиянам? Или хоть что-то из крупных объектов (Одесский припортовый завод, «Укртелеком») достанется украинским и иностранным, нероссийским, инвесторам?

Приватизацию, как вы говорите, «в виде продажи активов россиянам» мы и не начинали, и продолжать не будем. Наше правительство не делает преференций по национальному или географическому признаку. Это у предшественников можно спросить, почему половина металлургии оказалась в руках российских инвесторов.

Сейчас приватизируемые объекты выставляются на открытый конкурс, победить в котором можно по двум критериям: а) лучшая цена; б) лучшие инвестиционные условия, предложенные претендентом для дальнейшего развития объекта.

В то же время нам не безразличен будущий инвестор, тем более, когда речь идет о таких стратегических предприятиях как ОПЗ или «Укртелеком». Я неоднократно говорил, что «Укртелеком», например, надо было приватизировать еще пять лет назад. Время ушло, и руководствоваться сегодня исключительно фискальной выгодой мы не будем. Даже запланировав в бюджете получить до конца года от приватизации 10 млрд. грн. Деньги эти мы все равно получим, но инвестор должен быть стратегическим и обязан обеспечивать наши национальные интересы.

Кстати, чтобы приступить к запланированному объему приватизации, правительству еще предстоит закончить работу по приведению в соответствие в этой области указов президента Ющенко и постановлений Кабинета Тимошенко, которые зачастую элементарно противоречили друг другу. И, естественно, принять единую Государственную программу приватизации, которая будет определять условия предприватизационной подготовки, сроки, механизм приватизации каждого объекта.

Вы развиваете совместные проекты с Российской Федерацией в энергетике, машино-, судо- и авиастроении. Не угрожает ли это национальной безопасности? Не окажется ли в итоге, что Украина полностью «отошла» России?

Давайте считать. Все указанные отрасли требуют огромных вложений. Чтобы создать классный самолет, выйти с ним на мировой рынок и получить, наконец, прибыль, вначале нужно вложить в него труд тысяч людей, огромные финансовые и материальные ресурсы. Получилось это у Украины в одиночку? Нет. Пример – самолет Ан-70, первый раз поднявшийся в небо еще 16 лет назад, а в серию так и не пошедший. Да что говорить, мы вообще потеряли серийное производство авиалайнеров! Две-три машины в год – это не серия.

Нам предлагали киты мирового авиастроения – Боинг или, скажем, Эйрбус – такое сотрудничество, в результате которого Украина смогла бы выйти на мировой рынок со своей продукцией? Нет, зачем им конкуренты. Так что нам остается делать, пока мы хотя бы сохранили квалифицированные кадры, конструкторскую базу, опережающие наработки в области транспортного и пассажирского авиастроения? У нас не было альтернативы кооперации с Россией. Точнее, она была: порезать украинский авиапром на металл.

Все вышесказанное касается и космической отрасли, судостроения. Хотя утверждать, что поиски кооперации в этих областях тоже носят безальтернативный характер, я бы не стал. Мы ведь пытаемся развивать космические проекты с Бразилией. Предлагаем Китаю поднять уровень сотрудничества. Неплохие перспективы восстановления утерянных связей с Казахстаном, Узбекистаном, Туркменией.

Но вы же не станете отрицать, что Украина резко отвернулась от Запада? Разве такому радикальному развороту не было альтернативы?

Украина не отвернулась от Запада, а, наконец, начала смотреть в глаза правде.

Предлагаю порассуждать вместе. Итак, что мы имели: «Нафтогаз» – на грани банкротства; каждый платеж за потребленный страной газ не отстрачивал финансовый коллапс, а приближал его; по состоянию на 31 января 2010-го долг Украины утроился и составлял более 301,5 млрд. грн, для его обслуживания ежемесячно нужно было изыскивать порядка 6 млрд. грн.

Украина, как неуправляемый поезд, неслась по «тоннелю в никуда». Кто бы ее остановил? В условиях, когда от восточного рынка мы сами отказались, а на Западе упал спрос на основу нашего экспорта – продукцию металлургии, химпрома, машиностроения? А любое промедление грозило банкротством уже всей стране. Я не хочу рисовать апокалиптические картинки, но есть же совсем недавние исторические примеры. Сегодня все знают, что Югославия распалась в результате гражданской войны, но забыли о первопричине: к обострению отношений между регионами разного уровня экономического развития привели инфляция и развал экономики в середине 1980-х. И что мы теперь читаем об этой стране? «Государство, СУЩЕСТВОВАВШЕЕ в Европе…»

Теперь давайте поищем альтернативу. Могла нам помочь Европа, например, в цене на газ? Нет, этот вопрос нужно было согласовывать с поставщиком. Могла Европа исключительно из «украинолюбия» покупать наш прокат и минеральные удобрения, чтобы затем хранить это все до скончания кризиса? Нет, нужно было искать реальный рынок сбыта. Точнее, не искать, а возвращаться на рынок СНГ.

То же касается внешних заимствований и инвестиций. У Евросоюза хватает своей головной боли – многомиллиардные кредиты предоставлены Греции, Венгрии, другим наиболее пострадавшим от кризиса странам ЕС. Но, смотрите, если в газовом вопросе альтернативы соглашениям именно с Россией не было, то финансовые проблемы мы пытаемся решить на переговорах с МВФ, Россией, Китаем и Евросоюзом. Перефразируя известное «при всем богатстве выбора альтернативы нет», здесь можно констатировать противоположное: альтернатива есть, но выбора – нет.

В каком состоянии находится переговорный процесс с Европейским союзом о зоне свободной торговли? Эксперты прогнозируют немалые потери, если мы подпишем это соглашение на условиях ЕС. За что мы готовы «драться»?

Договоренности о создании зоны свободной торговли с ЕС являются составной частью Соглашения об ассоциации Украина–ЕС.

Ценность Соглашения в том, что оно не только заложит качественно новую правовую базу наших отношений с Евросоюзом, но и послужит стратегическим ориентиром в проведении системных социально-экономических реформ в Украине.

Мы настроены на динамичное завершение переговоров. При этом приоритетом для нас остается качество достигнутых договоренностей. А что для нас качество? Это максимальный учет национальных интересов, создание перспектив для ускоренного развития нашей экономики. Украина рассчитывает на конструктивный подход наших партнеров из ЕС к решению вопроса постепенного открытия своего рынка во всех ключевых сферах, прежде всего, сельского хозяйства и рынка услуг.

Безусловно, мы принимаем во внимание возможные риски, связанные с заключением этого Соглашения. Поэтому выстраиваем свою позицию так, чтобы их минимизировать. Кроме того, ведется работа по подготовке отечественной экономики к функционированию в режиме свободной торговли с Европейским союзом.

И напоследок личный вопрос. У Юлии Владимировны в кабинете стояла раскладушка, вы ее выбросили? Как долго вам приходится находиться на рабочем месте, и как вы чувствуете себя в стенах Кабмина?

Когда я вошел в кабинет, там уже было пусто. В смысле оставалось лишь имущество, состоящее на балансе правительственного секретариата. Следовательно, ни раскладушки, ни других свидетельств материального присутствия моей предшественницы я уже не застал.

А вот если говорить о нематериальной субстанции, то «дух» прошлой власти – да, давал о себе знать. Я сразу почувствовал себя в этих стенах крайне тяжело и неуютно. Пришлось попросить настоятеля Киево-Печерской лавры владыку Павла освятить кабинет. И, хотите – верьте, хотите – нет, сразу стало легче дышать.

Сейчас из новых вещей в моем кабинете лишь икона Богородицы и вышитая бисером картина – подарок десятиклассницы Лизы Ткач из детского дома «Малютка». Они мне помогают. Потому что рабочий день пока у премьера не просто длинный, а очень длинный. Я привык организовывать работу так, чтобы ничего не откладывать на завтра. Но в условиях, когда в стране все, как говорится, сыпется, стандартного рабочего дня не хватает: только инвентаризация доставшихся по наследству проблем может продолжаться с восьми утра до восьми вечера.

А вообще-то, раскладушкой ничего не решишь. Надо восстанавливать систему и контролировать, чтобы она работала, как часы. Но, думаю, этот этап аврала мы вскоре пройдем и приступим к режиму постановки долгосрочных задач. Тогда решение всех ежедневных вопросов будет укладываться в нормальный рабочий день.

Алена ГРОМНИЦКАЯ, Мария СТАРОЖИЦКАЯ, Юрий СКОЛОЗДРА, «Профиль»