Домой БИЗНЕС

Газовая разведка приоритета Украины

Газ, газ и еще раз газ. Самая актуальная тема для политического бомонда Украины в последнее время. Первая вылазка в тыл «противника» особых сюрпризов не принесла: высокие стороны газовых переговоров пока сохранили статус-кво в вопросе цены. Зато более чем скромные заявления по результатам украинского правительственного десанта уже породили массу догадок и домыслов на всегда благодатную газовую тему.

Планы о собственной газовой симфонии нынешняя власть озвучивала еще будучи в оппозиции. Посему казалось, что при первой же возможности опытные компетентные люди смогут легко добиться и снижения цен на голубое топливо, и более выгодных условий сотрудничества с его поставщиком. Но реалии оказались гораздо жестче, и если ничего кардинально не изменится, Украину скорее ждет подорожание газа, чем падение цены.

Если год назад ключевые вопросы решались непосредственно премьерами, а утруска технических моментов доставалась главе «Нафтогаза» Олегу Дубине, то теперь инициативу попытались передать профильному министру Юрию Бойко. Однако его выступление в арьергарде переговорной команды на знакомые позиции в белокаменной больше напомнило холостой выстрел – украинского министра выслушал глава «Газпрома», и на этом его миссия фактически закончилась.

Не дала результатов и «тяжелая артиллерия»: второй этап переговоров на уровне премьер-министров также завершился провозглашением общих фраз о взаимопонимании. Официальная информация о визитах кабминовских «десантников» оказалась скупой и туманной: встречались, обсуждали, продолжим сотрудничество. Так, ничего интересного. На это просто не могла не среагировать нынешняя оппозиция. Парламентская фракция БЮТ потребовала от министра топлива и энергетики в ближайшую пятницу отчитаться о визите и растолковать, как будет идти торг с россиянами: «Мы хотели бы знать, за счет чего возможно снижение цен на газ – или это будет газотранспортная система, или же какие-то другие услуги», – поинтересовался лидер фракции Иван Кириленко. На самом деле ответы на эти вопросы хотелось бы знать всем. Хотя, как резонно заметил в разговоре с автором этих строк один из бывших сотрудников «Нафтогаза», информации о результатах визита нет по одной простой причине – ввиду отсутствия таковых. И если какие-то подвижки вообще возможны, то они произойдут лишь в результате длительных переговоров, и не ранее чем через несколько месяцев.

Чем крыть

По традиции любых газовых переговоров больше всего информации о предмете разговора курсирует в неофициальных кругах. В этот раз близкие к высоким сторонам источники утверждали, что украинские представители предложили снизить цену (ориентировочно до $168 за тысячу кубометров – столько сегодня платит Беларусь), оперируя неким пакетом аргументов. В их числе были реанимированная идея о газотранспортном консорциуме, намерение построить в Украине регазификационный терминал для принятия сжиженного газа (диверсификация поставок), а также какая-то доля украинского газового рынка.
Со своей стороны Москва сегодня абсолютно не заинтересована в пересмотре ныне действующего контракта. Ее больше волнуют защита российского бизнеса на территории Украины, а также те проекты в нашей стране, которые сулят крупные заказы для российских предприятий и стабильную прибыль. Таковых пока видится не слишком много: это участие «Росатома» в создании ядерного топливного цикла, достройка нескольких энергоблоков на АЭС, а также получение контроля над нашей авиационной промышленностью и «подсаживание на иглу» прямых поставок газа крупнейших предприятий Украины.

Как видно, позиции с обеих сторон сильно отличаются, и еще вопрос, действительно ли они станут предметом газового торга. Но уже можно сказать, что идея диверсификации Украиной поставок с помощью сжиженного газа (например, из Катара или Алжира) выглядит просто утопически, хотя именно таким образом – получив альтернативу российскому энергоносителю – Франция, Германия, Италия и Турция добились от «Газпрома» снижения цен. Вопрос тут в финансах и времени: за год построить морской терминал для приемки газовых танкеров не удастся. А стоимость подобных сооружений стартует с ?700 млн. – столько собирается потратить на маломощный аналог одна из стран Балтии.

Главной «фишкой» этого раунда переговоров должен был стать газотранспортный консорциум (ГТК), о котором украинские чиновники разных уровней начали вспоминать задолго до визита в Москву. Однако россиянам показались непонятными условия, на которых предлагается создавать ГТК. Кроме того консорциум потребует немалых вливаний, а Москве сейчас важнее обеспечить финансирование Северного и Южного потоков. Также, по словам директора энергетических программ центра «Номос» Михаила Гончара, ГТК не дает гарантий стабильной загрузки украинской трубы: «Это зависит от готовности России обеспечить большие объемы экспорта газа в Европу. А в первую очередь – от готовности Евросоюза брать больше газа с восточного направления». Получилось, что Украина не смогла пока заинтересовать россиян своей идеей о совместной эксплуатации наших газовых магистралей, даже несмотря на готовность поделиться частью своего внутреннего газового рынка.

Возможны варианты

Вряд ли правительство смирилось с тем, что добиться снижения цены пока не удалось. Ведь стоимость нефти (к ней сегодня привязана цена на российский газ) постепенно увеличивается. И уже во II квартале природное горючее мы вынуждены будем покупать не по $305, а по $325–340 за тыс. кубов, прогнозирует Алексей Блинов, аналитик инвесткомпании Astrum Investment Management. И если действующая формула будет сохранена, в следующем году газ может стоить дороже $400 за тыс. кубометров. Учитывая это, одним из вариантов может быть переход в привязке цены от нефти к мазуту, например, который дорожает не так сильно. Правда, за это еще придется поторговаться.

Головная боль россиян – как продать имеющиеся собственные и закупаемые в Средней Азии объемы природного газа. Особенно учитывая падение потребления голубого топлива как в Европе, так и в Украине. Кстати, во время встречи с премьером Николаем Азаровым глава «Газпрома» Алексей Миллер заметил, что цены для нашей страны будут зависеть, в том числе, и от объемов газа, который покупается. Владимир Путин в конце прошлого года уже сделал одно одолжение в виде отказа штрафовать за недобор газа. Фактически Украине и в этом году уже сделали своего рода уступку, снизив объемы продажи голубого топлива до 33,75 млрд. кубометров (а это 67% от прошлогоднего январского контракта «имени Тимошенко»).

В этих условиях наиболее реальным выглядит некий компромиссный вариант, когда нам может быть предоставлен кредит (например, $5 млрд., которые просило у России в предыдущем году правительство), однако не деньгами, а газом, который придется закачать в наши подземные хранилища. Россияне таким образом увеличат сбыт, а Украине это топливо может достаться и по сниженной цене. Впрочем, глобально такая схема не решает проблемы зависимости нашего государства от соседского газа. Пока грядущее подорожание российского газа неизбежно. Его попытались учесть даже в проекте бюджета, готовящимся правительством. Так, по словам вице-премьера Сергея Тигипко, закладывается подорожание на $30 – средняя цена определена на уровне $334 за тысячу кубометров.

И как видно из цены, Украине все-таки придется что-то предлагать россиянам. Тем более что Владимир Путин вроде бы и не против уступок: «Если ставить вопрос о пересмотре цены, тогда возникает вопрос: за что?», – спросил он во время встречи с Николаем Азаровым. Последний, кстати, обещал подумать о «компенсаторах», которые были бы выгодны обеим странам. Торг, как говорится, уместен?

Юрий Сколоздра. “Профиль”