Домой Новости

Вернулись к тем, кто ждали

Ах, Маша, Вы были правы. Уйти, чтобы вернуться с венком триумфа на челе. Возвращение эмигрантов, которые «ничего не забыли и ничему не научились – классический сюжет для любой революции, которая заканчивается реставрацией. Как только Виктор Янукович победил на президентских выборах и переформатировал «под себя» исполнительную власть, в Украину потянулись вчерашние «изгнанники». Или «политические беженцы» – кому это определение нравится больше. Руслан Боделан уже побывал в Одессе, Василий Варцаба и Олег Сало руководят милицией в Ивано-Франковской и Ровенской областях соответственно, их бывший начальник Николай Белоконь обещает вернуться, как только будет возможность, адвокаты Игоря Бакая оспаривают в судах возбуждение против него уголовных дел. И это притом, что еще вчера эмигранты утверждали, что в России чувствуют себя вполне комфортно: мол, и работа по душе, и даже паспорт гражданина РФ у многих из них есть – а его без отказа от украинского гражданства вроде бы выдавать не должны. Непатриотично как-то для людей, которых замучила ностальгия…

Лишние люди

Нет, разумеется, и знаменитые предшественники нынешних украинских изгнанников часто трудоустраивались в другой стране. Некоторые – по нескольку раз. Скажем, герцог Ришелье успел не только послужить в российской армии, но и поработать «на благо Одессы и всего Новороссийского края» по административной линии. В 1812 году вообще курьезный случай приключился, когда Арман Эммануэль дю Плесси призвал своих вновь приобретенных соотечественников проявить себя в борьбе с Наполеоном «настоящими русскими». Но зато после победы «одессита» Ришелье назначили французским премьером. А одесситу Боделану официально не предложили даже портфеля руководителя местной госадминистрации. Не заметили выдающихся успехов на российской службе? Масштаб не тот? Или, чем черт не шутит, репутация смутила?

Так лорда Кларендона – правую руку короля-эмигранта Карла II – тоже обвиняли в коррупции. И масштаб обвинений был даже не боделановский, а вполне себе бакаевский. Хотя нет, у англичанина размах все же был покруче – его подозревали в продаже врагу… целого города. Но это было уже после его возвращения на родину, когда Кларендона, так же как и Ришелье, назначили руководить правительством. А о Бакае представители нынешней украинской власти и говорить как-то стесняются.

Думается, что дело все-таки не в личностях самих эмигрантов, а в особенностях отечественной «реставрации». Стюарты прочувствовали на себе все прелести эмигрантской жизни и успели отвыкнуть от нравов, царящих на родине (а кое от чего, после пуританского переворота, и так ничего не осталось). Бурбоны вообще вернулись во Францию на штыках союзных армий. А Янукович – как и все его нынешнее окружение – практически всю «оранжевую эпоху» прожил в Украине. И «реставрировался» во власти по воле (или с молчаливого согласия) тех, кто тоже жил «здесь», а не где-то в изгнании. Уже поэтому нынешняя власть – несмотря на показное «обнуление» – не чувствует себя обязанной перед эмигрантами. А их заслуги перед ней датированы теперь уже далеким 2004 годом.

Да еще вопрос: заслуги ли это, или что-то другое. Ведь имена «изгнанников» (с перечислением их настоящих и мнимых прегрешений) последние пять лет вспоминали каждый раз, когда нужно было «оживить» память о «майдане», а Януковича – заклеймить как «наследника Кучмы». Независимо даже от того, какие чувства испытывал на самом деле Виктор Федорович к Леониду Даниловичу…

Благодарность в рамках разумного

Новоизбранному президенту, впрочем, нынешние «репатрианты» нужны еще меньше. Хотя бы потому, что в Украину они приезжают с заметным опозданием, что называется, к «шапочному разбору» – когда все места заняты куда более надежными и нужными людьми – и из своих, и из «чужих», которые к тому же довольно жестко конкурируют между собой. А любая попытка втиснуть в оставшиеся ячейки граждан, у которых так внезапно проснулась ностальгия, может вызвать и резкую отповедь со стороны «бело-синих», и еще большую критику со стороны новоиспеченных оппозиционеров, и так мающихся в поисках повода для того, чтобы ущипнуть власть.

К тому же тех, кого «бело-синие» вернуть во власть действительно хотели – по профессиональным, или даже политическим мотивам – они, как правило, попытались возвратить еще в 2006–2007 годах. Несмотря даже на обвинения, выдвинутые в их адрес. Те «изгнанники», кому эмиграция действительно осточертела, возвращались и раньше. Пусть даже так, как это сделал Владимир Дидык. По случайности задержанный в Москве. Потом якобы сбежавший из под стражи (это в России-то!), но в конце концов беспрепятственно приехавший в родное Закарпатье, чтобы добровольно сдаться правоохранителям… А те, кто оставались в Белокаменной, очевидно, понимали, что для вчерашних соотечественников останутся своего рода символами – и совсем не политической принципиальности.

Чтобы понять дилемму, которую вынуждены сегодня решать на Банковой и Грушевского, не обязательно, кстати, вспоминать об Англии с Францией. Достаточно представить, что бы испытывала Юлия Тимошенко, если бы в бытность премьером узнала о скором возвращении на родину Павла Лазаренко. Или припомнить, почему так скромно встречали в Украине Игоря Диденко. Даже притом, что сам Виктор Ющенко в свое время называл Диденко едва ли не «узником совести» и уверял, что так называемое «дело «Градобанка» и ООО «Хорда» было «шито белыми нитками» специально для его, Ющенко, дискредитации. При возвращении Диденко обошлось без цветов и оркестра, а сам он, пусть и без скандала, но все же довольно тихо восстановился в «Нафтогазе» и спустя некоторое время оказался в обойме Тимошенко. Благополучно доработав до ее отставки с поста премьера.

Скорее всего, вполне тихая судьба может ждать и многих нынешних «возвращенцев». Из тех, кто и раньше не занимал уж слишком высоких постов. Оставить их совсем без работы со стороны тех, чью победу они так старательно «ковали» в 2004-м, было бы просто неприлично. Даже если тогда победы не получилось, а нынешний «триумф» обеспечивали совсем другие люди. Сало и Варцаба, скажем, никогда в Партии регионов не состояли. А на парламентских выборах 2006-го так вообще оказались в списке Блока Витренко. По квоте партии «Русь». Формально оставаясь при этом в международном розыске. Хорошо, что хоть к руководству областными управлениями МВД оба приступили, когда из списка разыскиваемых их исключили…

Спешить медленно

Николай Билоконь, как выяснилось, в списке Интерпола вообще никогда не числился. Об этом публике поведал Геннадий Москаль. Странно, конечно, что для того, чтобы услышать это, нужно было дождаться смены власти. А у публики за пятилетие сложилось вполне устойчивое убеждение, что экс-министра все-таки обвиняют. И значит – ищут. Зато теперь уже оппозиционер Москаль рассказывает о своих дружеских чувствах к Билоконю и даже обещает пригласить бывшего министра после его возвращения в «лучший киевский ресторан».

Владимира Сацюка на ужин пока публично никто не зазывал. Уж слишком запоминающимся для него (и для многих украинцев) оказалась трапеза 2004-го с Ющенко, Жванией и Смешко. Хотя, судя по тому, что силовые ведомства в нынешнем Кабмине курирует Владимир Сивкович, неоднократно уверявший, что никаких убедительных доказательств отравления Виктора Андреевича у следствия нет, возможность проведать украинских друзей у Сацюка появится очень скоро.

Но приехать в Украину – это одно, а вернуть положение или хотя бы должность – совершенно другое. Трудоустройству Билоконя и Сацюка на родине мешает как минимум то обстоятельство, что ничего подходящего и в то же время соответствующего их бывшему статусу под рукой у нынешней власти нет. Ну разве что пополнить ими ежедневно растущий список советников. Но для того, чтобы советовать – не обязательно приезжать. В конце концов, и в России работу советника найти несложно. Особенно с такими «товарищами по эмиграции», как тот же Бакай.

Кстати, само пятилетнее существование «рублевской эмиграции» вряд ли было бы возможно, если бы не подпитывалось российской властью… и украинским бизнесом. Украинским по происхождению, но вовремя перенесенным на территорию стратегического партнера. Так сказать, конвертированным в собственность на российской территории. Судя по всему, перенос прошел давно и вполне успешно. И обратную операцию хозяева этого бизнеса форсировать не намерены. Как говорит русская пословица – «от добра добра не ищут». Это раз. В самой Украине появление новых или даже старых, но хорошо забытых конкурентов, приветствовать тоже не будут. Это два. И наконец, три – никакой уверенности в том, что эмигрировать не придется снова, но уже при новой власти, у собственников этого бизнеса тоже нет. Исходя из того, как энергично взялись за консолидацию власти в Киеве, даже некоторые сторонники Януковича вскоре могут почувствовать себя неуютно. А «не до конца своим» запасной аэродром точно не помешает. И не только в Швейцарии или Британии.

Новая волна?

Между тем в околополитических кругах все чаще, пусть и в виде шуток, говорят о том, что к так называемой «контрреволюционной эмиграции» вскоре могут добавиться и эмигранты из числа вчерашних революционеров. Особенно если обещанный «бело-синими» аудит не ограничится констатацией и без того достаточно известных фактов. А представители новой власти захотят провести хотя бы несколько показательных процессов – нет, даже не над своими обидчиками, а над теми, кто вынужден был выполнять, скажем мягко, сомнительные распоряжения начальства с «революционными» мандатами. Избирателям ведь нужны зрелища, а начать, как показывает опыт 2005-го, практичнее с тех, кто не сможет объявить себя «жертвами политических репрессий». Другое дело, что отечественные политики – народ понятливый. А в некотором смысле даже пугливый. Чемоданы собрать способен за несколько минут…

Лидеры, разумеется, вряд ли куда-то уедут. Да и трогать их, скорее всего, не будут. Чтобы не портить репутацию. А вот деятели помельче… На расстоянии бороться с авторитарным режимом, кстати, намного комфортнее. Особенно если твоей борьбе сочувствуют страны поцивилизованней. И ненавистному режиму (если это не времена холодной войны) с этими государствами ссориться тоже не очень хочется. Глядишь, через пару лет, на радость нынешним обиженным, власть опять поменяется. Она ведь в постсоветских странах такая неустойчивая!

Правда, у руля в следующий раз станут тоже не эмигранты. А те, кто остался в стране. Об этом еще Иван Багряный предупреждал. Так что потенциальным политическим беженцам нужно как минимум быть готовыми, что на будущем празднике «восстановления справедливости» они опять могут оказаться лишними. Как Бакай с Боделаном.

Алексей Мустафин, Профиль