Домой Креатив Казус жизни

Россия, Украина и коллаборационизм в годы ВОВ

В годы Второй мировой Войны 1941-45 годов на территории тогдашнего СССР появились коллаборационисты, так называются те, которые выступают против действующей власти в стране и переходят на сторону сотрудничества с врагом государства. В Советском Союзе их называли просто – предатели… Советский Союз не везде имел сторонников, многочисленные противники идеологии коммунизма становились на сторону Гитлеровской Германии в надежде на лучшее будущее, которое они думали, что получат от немецко-фашистских захватчиков. Окунемся в историю и термины.

Синяя полиция, название коллаборационистских подразделений польской полиции на оккупированных немцами территориях Польши

Коллаборационизм (фр. collaboration — сотрудничество) в юридической трактовке международного права — осознанное, добровольное и умышленное сотрудничество с врагом в его интересах и в ущерб своему государству.

Является преступлением против своего государства. В уголовном законодательстве подавляющего большинства стран мира факт коллаборационизма квалифицируется как государственная измена.

Первоначально означал сотрудничество граждан Франции (к которому призвал нацию глава режима Виши маршал Петен в 1940 году) с немецкими властями в период оккупации Франции в ходе Второй мировой войны. Затем стал применяться и к другим европейским правительствам, действовавшим под германской оккупацией (правительство Квислинга в Норвегии, режим Локотской республики, деятельность мельниковцев на оккупированной территории СССР и др.) либо военным организациям граждан оккупированных стран под контролем гитлеровского блока (Русская освободительная армия Власова, национальные дивизии СС почти во всей Европе и др.).

Коллаборационизм во Второй мировой войне 1941-45 гг.— военное, политическое и экономическое сотрудничество граждан государств Антигитлеровской коалиции или представителей основных этнических групп данных государств с нацистской Германией, Японией и Италией в ходе Второй мировой войны.

Первоначально означал сотрудничество граждан Франции (к которому призвал нацию глава режима Виши маршал Петен в 1940) с немецкими властями в период оккупации Франции в ходе Второй мировой войны. Затем стал применяться и к другим европейским правительствам, действовавшим под германской оккупацией (правительство Квислинга в Норвегии, режимы вроде Локотской республики на оккупированной территории СССР и др.) либо военным организациям граждан оккупированных стран под контролем гитлеровского блока (Русская освободительная армия Власова, национальные дивизии СС почти во всей Европе и др.).

Вермахт и войска СС пополнили свыше 1,8 миллиона человек из числа граждан других государств и национальностей. Из них в годы войны было сформировано 59 дивизий, 23 бригады, несколько отдельных полков, легионов и батальонов.

Коллаборационизм в СССР

Сотрудничество граждан СССР с оккупантами развивалось в различных формах: военной, политической, хозяйственной, административной. Причины, толкнувшие их на этот шаг, имели сложный и неоднозначный характер, были порождены разными обстоятельствами бытового, психологического и мировоззренческого порядка. Бесспорно, что среди этих людей имелась значительная прослойка антисоветски настроенных граждан, которые добросовестно и преданно служили оккупантам. Жесткий тоталитарный сталинский режим, коллективизация, сталинские репрессии, утрата национальной независимости прибалтийскими государствами привели к тому, что многие воспринимали немецких оккупантов как освободителей. Украинский коллаборационизм выражался как сотрудничество украинских националистических организаций и отдельных этнических украинцев (советских и польских граждан, а также эмигрантов) с нацистской Германией во время Второй мировой войны.

Украинцы приветствуют немцев на Западной Украине, 1941 год

Как свидетельствуют многочисленные источники, комплектование коллаборационистских формирований немцами часто производилось примерно по такой схеме. В лагерь военнопленных прибывали вербовщики из представителей немецкого командования, белоэмигрантов, власовских эмиссаров и приступали к выявлению лиц, по различным причинам согласившимся вступить на службу в германскую армию. Из них создавалось ядро будущего подразделения. По количеству добровольцев оно, как правило, значительно не дотягивало до установленной штатной численности. Недостающих новобранцев отбирали уже по принципу физической годности к несению строевой службы. Они оказывались перед ограниченным выбором: либо принудительная служба в германской армии, либо голодная смерть. От безысходности многие соглашались надеть немецкий мундир, надеясь при удачном случае с оружием в руках перейти на сторону партизан или Красной Армии. Среди исследователей этой проблемы нет единого мнения относительно численности советских граждан, поступивших на службу врагу. По данным генерала армии М. А. Гареева, в различных охранных, карательных частях, в РОА и других националистических формированиях находилось около 200 тыс. человек, из них в боевых вооруженных формированиях более 100 тыс. По подсчетам Л. Репина, проведенным по документам военного архива в Потсдаме (Германия), служить в немецкую армию пошли не более 180 тыс. советских граждан, из них примерно половина — военнослужащие, а остальные — из числа гражданского населения.

По национальному составу и названию формирований численность добровольцев распределялась следующим образом: кавказские и «туркестанские» батальоны — 40 тыс. человек, дивизия СС «Галичина» — 10 тыс., соединения и части РОА — 28 тыс., казачьи части — 10 тыс., строительные и рабочие батальоны — 15 тыс., зенитные части ПВО — 5 тыс. человек. Всего — 108 тыс. человек.

В этих подсчетах отсутствуют сведения о «хиви» и вспомогательной полиции. Более полные данные приведены в сборнике «Великая Отечественная война. 1941—1945», где утверждается, что к началу 1943 г. в вермахте насчитывалось до 400 тыс. «хиви», в службах по поддержанию порядка ?60-70 тыс. советских граждан и до 80 тыс. — в «восточных батальонах» и «восточных легионах». Всего — 540—550 тыс. человек.

Антигитлеровский коллаборационизм

В СССР действовали коллаборационистские организации «Свободная Германия» и «Союз немецких офицеров», в работе которых принимали участие пленные германские военнослужащие и немецкие коммунисты-эмигранты. Руководитель немецкого коллаборационистского движения в Советском Союзе — генерал Вальтер фон Зейдлиц-Курцбах. Находясь в плену, о своей поддержке «Свободной Германии» заявил генерал-фельдмаршал Фридрих Паулюс, командовавший немецкой группировкой под Сталинградом.

Всероссийский центр изучения общественного мнения «ВЦИОМ» представляет LibyMax данные о том, как относятся к коллаборационизму времен Великой Отечественной Войны жители России и Украины. На Украине синхронизированный опрос проведен компанией «Research & Branding Group»*.

Россияне, в целом,  демонстрируют  негативное отношение к коллаборационизму. Так, почти две трети опрошенных считают, что сотрудничество с немецкими оккупантами нельзя прощать (63%). Почти столько же респондентов (62%) заявляют, что ни при каких условиях не пошли бы на сотрудничество с немецкими оккупантами (62%). Несколько реже наши сограждане соглашаются с суждением, что  зачастую те, кто сотрудничал с врагом, на самом деле помогали своему народу (50%). В наименьшей степени россияне склонны считать, что коллаборационизм зачастую был единственным способом выжить (45%).

Нетерпимость по отношению к коллаборационизму склонны проявлять жители всех регионов, за исключением Дальнего Востока. Так, о том, что сотрудничество с немецкими оккупантами не имеет оправданий, заявляют большинство жителей всех федеральных округов (55-76%) и, в первую очередь, южане (76%). А вот относительное большинство дальневосточников, напротив, не соглашаются с утверждением, что коллаборационизм нельзя прощать (42%).

О том, что ни при каких условиях не пошли бы на сотрудничество с немецкими оккупантами, сообщают большинство жителей всех регионов (53-73%), причем в первую очередь это южане и уральцы (по 73%). На Дальнем Востоке этот показатель составляет лишь 33%, в то время, как большинство опрошенных в этом округе не могут точно сказать, как повели бы себя в этой ситуации (56%).

И россияне и украинцы – нетерпимы к коллаборационизму, хотя степень неприятия этого явления в России выше, чем на Украине. Так, если в России непростительным коллаборационизм считают почти две трети опрошенных, то на Украине – половина (48%). О том, что никогда не пошли бы на сотрудничество с оккупантами, здесь сообщают 52% (в России – 62%). Напротив, украинцы чаще оправдывают коллаборационизм тем, что это был единственный способ выжить (53% против 45% среди россиян).

Инициативный всероссийский опрос ВЦИОМ проведён 24-25 апреля 2010 г. Опрошено 1600 человек в 140 населенных пунктах в 42 областях, краях и республиках России. Статистическая погрешность не превышает 3,4%.

*На Украине опрос проведен компанией «Research & Branding Group» 13 – 22 апреля 2010 г. Опрошено 2076 респондентов в 24-х областях Украины и АР Крым. Статистическая погрешность не превышает 2,2%.