Домой Новости

Президент Украины, меньше слов – больше дела

Президент, объявивший основой своей информационной политики «меньше слов – больше дела», собирался провести свою первую пресс-конференцию спустя сто дней своей работы, но встретился с журналистами – через пятьдесят: дескать, время нынче горячее, день идет за два. Что же, по итогам проделанной работы, пожалуй, ни один период украинской истории до сих пор не был отмечен таким объемом радикальных преобразований.

Президент Украины, меньше слов – больше делаСудите сами: сформирован Кабинет министров, который еще и успел подать в парламент новый бюджет, назначены губернаторы всех областей, создана парламентская коалиция с числом голосов, достаточным для поддержки самых радикальных президентских инициатив.

И – впервые в независимой Украине – сомкнула ряды полноценная партия власти, Партия регионов, которую вместо отныне беспартийного по требованию Конституции Виктора Януковича возглавил премьер-министр Николай Азаров. Практически создана полная управленческая вертикаль: даже главы райадминистраций оказались на своих постах после того, как лично заверили Виктора Федоровича в политическом единомыслии. И все за, повторюсь, вдвое меньший срок, чем планировалось, еще и за уменьшенную на 50% президентскую зарплату – так Янукович одним из первых указов решил обделять себя до того времени, пока в государстве не останется недовольных своими личными заработками.

Розданы и международные долги: пожав руку американскому президенту Бараку Обаме, Янукович стал героем Вашингтонского саммита, пообещав отдать США те 90 кг высокообогащенного урана, которые случайно сохранились в Украине, – мол, теперь мы безопасны. Мир аплодировал. Потом президент России Дмитрий Медведев повозил Виктора Януковича по двору на собственной раритетной «Победе». И политическая победа не заставила себя ждать – уже во время харьковской встречи президентов был подписан договор, по которому с 28 мая 2017 года на 25 лет должно быть продлено действие соглашения между Украиной и РФ о статусе и условиях пребывания Черноморского флота Российской Федерации на территории Украины.

Президент Украины, меньше слов – больше делаЭта беспрецедентная предусмотрительность украинского президента (по всем экспертным прогнозам, да и по тексту договора, продлевать его следовало бы только в 2016-м) уже вызвала серьезный конфликт внутри Украины. Уже раскрыты секреты уникального договора: это была украинская инициатива, России за газовые скидки хотелось нашей газотранспортной системы и авиапромышленности, да побольше. Но Виктор Янукович упорно – четыре раза – предлагал только возможность простоять дольше уже и так стоящему флоту. И – выстоял, и – договорился.

Ряд облсоветов западной Украины, в том числе Львовский и Тернопольский, уже призвали к импичменту Януковича за нарушение Конституции, где записано, что базирование иностранных войск на территории Украины категорически запрещено. Да, «временное базирование» конституционно разрешено, но какое же это теперь временное, если полностью сменится поколение моряков. Конституционный Суд, конечно, мог бы расставить точки над «і», более того, соратники Януковича уже заявили, что президент в этом случае будет законопослушным. Но в том-то и уникальность ситуации, что подобные запросы толкователям главного государственного закона имеют право подавать только президент, премьер-министр или парламентское большинство. Так что соответствующее заявление в Конституционный суд от имени экс-президента Виктора Ющенко и 50 народных депутатов было отклонено большинством судейских голосов. А глава Партии регионов в парламенте Александр Ефремов уже поспешил заявить: «Ни президент, ни правительство, ни фракция Партии регионов в Верховной Раде не будут обращаться в Конституционный Суд, чтобы получить разъяснения по вопросу, касающемуся условий соглашения, подписанного президентами Украины и России».

Почему? Да потому, что те, кто приветствует договоренность, имеют массу аргументов «за»: сниженная цена на газ на $100 за тысячу кубометров, данная Россией в обмен на согласие продлить базирование флота, поможет государству выйти из энергетического кризиса. А в Севастополе флот обеспечивает 15 тыс. рабочих мест для граждан Украины и, в сущности, содержит городскую инфраструктуру и так далее. Депутат российской Госдумы, руководитель Движения поддержки флота Михаил Ненашев вообще пообещал, что их флот в Черном море спасет украинских моряков от сомалийских пиратов. «Мы знаем, сколько наших братьев из Украины попадает к бандитам в плен. Поэтому сильный Черноморский флот – польза и практическая помощь уже сегодня гражданам Украины и России», – заявил он. Опять же, по соглашению, предусмотрено увеличение арендной платы за пребывание ЧФ РФ на территории Украины, до $100 млн. в год.

Президент Украины, меньше слов – больше делаТак что общенародный референдум, который требует сегодня провести оппозиция, рискует, скорее, подтвердить решение президента: если благодаря низкой цене на газ не будут подняты тарифы для населения, как уже обещано, то и проголосует большинство граждан за это. А, собственно, и без этого – социологи еще месяц назад уже интервьюировали жителей Украины, так за пролонгацию пребывания в Крыму Черноморского флота России было более 60% опрошенных.

Итак, флот стоит, как и стоял бы, а страсти разгораются. Экс-президент Леонид Кучма решение Виктора Януковича от души похвалил, а на реплику о том, что харьковские договоренности окрестили «газо-черноморским бартером», отреагировал так: «В отношении бартера – что-то в этом есть. Переговоры начинались как газовые, а завершились известно как. Подобные торги в народе частенько обзывают бартером». Пожалуй, Леонид Данилович не откликнется на призыв своего преемника Виктора Андреевича призвать парламент не ратифицировать договор: «Уважаемые коллеги, давайте встанем рядом, и три Президента Украины скажут, что это не украинское дело, что этого нельзя допустить». В отличие от Леонида Кравчука, заявившего, что «никакой взаимосвязи между решением политически-правовым и коммерческим быть не должно», а харьковская сделка оскорбила миллионы украинцев и поставила под угрозу безопасность государства в случае любого российского военного конфликта.

Руководитель «Русского блока Украины» Геннадий Басов немедленно приветствовал акт как «сакральный», с которого «начнется возвращение в Россию и Крыма, и всей Украины как «исконно русской земли». В свою очередь украинская интеллигенция во главе с писательницей Оксаной Забужко и историком Тарасом Возняком убеждена, по сути, в том же: «Подпись, поставленная под антинациональным соглашением, ярко демонстрирует номенклатурно-феодальный стиль мышления правящей команды и называется просто – узурпацией власти. Если сегодняшняя власть не опомнится, Украину может ожидать судьба, подобная разделенным Молдове и Грузии». И это не поэтический образ: те же социологи, которые интересовались судьбой флота, спрашивали и о перспективах союза Украины с Россией – за него высказались 65% украинцев… Конечно, это не референдум, и доверия к социологии после выборов нет, и погрешность явно существенна. Но политический резонанс харьковских договоренностей как-то не волнует Виктора Федоровича, точнее, он не спешит разъяснить народу свои долгосрочные планы, все бьет на то, что исправляет экономические ошибки экс-премьер-министра Юлии Тимошенко, чьи прошлогодние московские договоренности поставили нас в газовую зависимость.

Тут уже сказал свое веское слово экс-президент Виктор Ющенко: да, из-за Юлии Тимошенко мы имеем наивысшую цену газа в Европе, миллиарды ежегодных убытков, и с этим надо было бы что-то делать, но то, что произошло – по сути, «военная оккупация, за которой последует сдача атомной энергетики, авиапрома и собственно капитуляция». Образно и вдохновенно Виктор Андреевич призвал по этому случаю всех, кому дорога украинская независимость, «спустить партийные знамена и поднять государственный флаг».

Президент Украины, меньше слов – больше делаНо он сам при этом не появился на митинге, организованном оппозицией у стен Верховной Рады. Хотя на трибуну выходили и Юлия Тимошенко, и Юрий Луценко, и Вячеслав Кириленко, и Олег Тягнибок, и Анатолий Гриценко. К слову, именно Гриценко призвал собравшихся на восьмитысячный митинг под разноцветными знаменами своих партий скандировать не имена лидеров, а «Украина» – имя государства, чьи интересы были преданы его действующей властью. Потому что, по существу, флот – это те самые цветочки, которые могли бы и расти, пока не отцветут. Зато прилетевший накануне российский премьер Владимир Путин уже привез проект межправительственного соглашения, предложенный Кабмину Украины российской стороной, который, очевидно, в ближайшее время будет рассмотрен и одобрен. По нему Россия получит контроль над украинской энергетикой и, как следствие, экономикой, в том числе электро- и ядерной энергетикой, а российские предприятия на нашей территории не будут подчиняться украинскому законодательству. И то, какие на самом деле действия по сдаче Украины уже произведены, вряд ли станет известно общественности – напомню, «меньше слов – больше дела».

Да, то, что сегодня жители Украины в большинстве своем охладели к политике и политикам, заслуга не только Виктора Януковича. Да, пожалуй, в подобной ситуации, когда парламент теперь будет блокирован надолго, вплоть до роспуска, президенту удобнее будет продолжать начатые в стране радикальные преобразования. Но все-таки было под куполом парламента, в дыму пороховых шашек, с которыми оппозиция безуспешно пыталась не допустить парламентской ратификации «флотского договора», некое ощущение, что это – не проигранный бой. И явно – не последний. Что именно договором «Медведев–Янукович» президент все-таки убил и второго зайца, совершил то, что должен был бы сделать идеальный глава государства. А именно – дал оппозиции реальную платформу для объединения, тем самым подтвердив тезис одного из своих министров, что сильному государству, которым станет Украина, нужна и сильная оппозиция. Будет ли это так, покажет время.

Мария Старожицкая, «Профиль»